Андрей Бахметьев, «Знаток»: наша задача – сократить пропасть между школой и реальной жизнью

Андрей Бахметьев, «Знаток»: наша задача – сократить пропасть между школой и реальной жизньюВ России и мире наблюдается бум детских конструкторов. Процесс сбора игрушки собственными руками полезен для развития маленького человечка сам по себе, но он еще может нести в себе и обучающую составляющую. Как научить ребенка, играя, и увлечь его наукой, знает совладелец бренда «Знаток» и главный разработчик его конструкторов Андрей Бахметьев, известный как ведущий рубрики «Очумелые ручки» в телепередаче «Пока все дома».

– Андрей, какие новинки вы привезли на выставку «Мир детства»?

– Мы постоянно работаем над новыми проектами и сейчас показали новую роботизированную машинку, которая, совсем как настоящая, имеет поворачивающиеся передние колеса. Обычно используется «тракторная» система поворота, когда притормаживается одно из колес. Ребенок сможет написать для нее программу, управлять через смартфон. Помимо этого, ребенок познакомится с основами механики. Мы пытаемся максимально приблизить игрушки к реальным автомобилям, но на базе наших элементов из электронного конструктора «Знаток».

Одна из задач нашей компании – сократить пропасть между школьной программой и реальной жизнью. На мой взгляд, одна из причин, почему детям неинтересно учиться, – как раз этот бешеный разрыв. Ребенок видит в жизни одно, а приходит в школу, и его просто знакомят с историей техники, историей физики, но как все вокруг работает, об этом в школьной программе ничего нет. Они каждый день слышат про электромобиль Tesla, что это будущее и это хорошо, но в учебнике этого нет, там до сих пор лампочка накаливания. В одном недавно выпущенном учебнике физики вообще написано, что питание в сети у нас 127 вольт. То есть как его переиздавали 40 лет назад, не заглядывая внутрь, так и продолжают. Но все изменилось. А если ребенок не видит этой связи с реальностью, ему неинтересно. Поэтому концепция нашей компании основана на трех шагах: невозможно научить, но можно научиться; научиться возникает желание, когда интересно; а интересно тебе становится, когда ты понимаешь, как это работает, и понимаешь, зачем тебе это нужно.

Мы идем от этого третьего шага к первому. То есть сначала связываем наши наработки с реальной жизнью, очень хорошо и подробно показываем, как все работает, и ребенок заинтересовывается. Дальше переходим непосредственно к самому образованию.

– Школы интересуются вашими разработками?

– Да, есть огромное количество энтузиастов и смелых директоров, которые вопреки всем программам выбирают эти игрушки. Очень много внедряют в дополнительное образование. Мы видим сейчас большой интерес к нам, даже на этой выставке, несмотря на то что она больше для торговцев. Подходили люди из сферы образования и предлагали совместные проекты на базе наших конструкторов с их методической составляющей. Но открою секрет: у нас тоже есть методические разработки, мы просто пока их не выставляем.

– А с зарубежными рынками работаете?

– Мы сейчас перевели для выставки в Гонконге, где опять будем выставляться в январе, наши инструкции на французский, испанский, английский, немецкий и японский языки.

– Вы же и награду на гонконгской выставке получали?

– Да, за электронный конструктор получили приз в торжественной обстановке, с пресс-конференцией с участием мировой прессы. Я беседовал с журналистами из США, Японии. Чтобы не выглядеть супергероем, хочу отметить, что без коллективного труда и без моего, подчеркну, друга и партнера Чжана Тяньго эти мои «хотелки» и фантазии никогда бы не воплотились в жизнь. Потому что все это производится на фабрике в Китае, куда я регулярно езжу. И я очень много работаю с китайскими технологами и инженерами, помимо наших. Надо сказать, что они выполняют мои задумки гораздо быстрее, чем отечественные.

– Перспективы производства в России для вас пока нет?

– Понимаете, мы с этим опоздали уже, потому что минимум 75% мировых игрушек производится всего в трех провинциях Китая, там все сосредоточено. И там все безумно удобно. Однажды я сидел в лаборатории фабрики в Китае, говорю: «А вот хорошо было бы эти колеса сделать вот такими». Технолог отвечает: «Минуточку» – уходит в другую комнату и приносит мешки с разными колесами. Я говорю: «А хорошо было бы сделать нам вот такую большую фару». Нарисовал ему все чертежи, какую фару мне хотелось бы. И что вы думаете? Он вечером поехал на местный радиорынок, и уже с утра было то, что я нарисовал. Он это нашел, мы мгновенно переделали 3D-модель, дополнили, распечатали на 3D-принтере. И сегодня вы можете увидеть ее на выставке.

Еще у китайцев совершенно другие временные нормативы. В той области, в которой я работаю, если от идеи до промышленного образца проходит больше чем три месяца, проект уже считается не очень удачным. Вдумайтесь. У нас в России три месяца будут только письма друг другу пересылать для согласования. Но рано или поздно мы тоже научимся.

Присоединяйтесь к нам
в соцсетях!